Кетаминовая терапия – новое многообещающее направление в лечении расстройств психики, поведения и болевых синдромов. Еще в 70-х годах прошлого века в научной литературе впервые появились сообщения о кетамине как о лекарственном средстве, обладающем терапевтическим воздействием при депрессиях.  Однако лишь 15 лет назад ученые вернулись к активному изучению этих свойств кетамина, поскольку традиционные антидепрессанты к тому времени исчерпали свой потенциал. Как известно,  эти лекарства начинают оказывать эффект лишь спустя несколько недель или даже месяцев после начала приема, да и вообще их эффективность в последнее время поддается сомнению. Так, в 2010 в солидном медицинском журнале JAMA опубликованы данные о том, что многие популярные антидепрессанты в большинстве случаев (при слабых или умеренно выраженных депрессиях) работают ничуть не лучше обыкновенных плацебо. В противоположность им, даже однократная инъекция кетамина обычно оказывает значительное и быстрое антидепрессивное воздействие на пациентов с устойчивой депрессией, не поддающейся другим лекарствам.

В марте 2019 г. американское управление по контролю за лекарствами (FDA), являющееся примером для большинства других стран, одобрило использование кетамина для лечении депрессии, а в декабре 2019 года это же сделала и Европейская комиссия.  По словам Рональда Думана (Ronald Duman), профессора психиатрии и нейробиологии Йельского Университета, «Открытие быстрого терапевтического эффекта кетамина при лечении резистентной депрессии – это самый большой прорыв в научном изучении депрессии за прошедшие полвека». Поэтому количество центров кетаминовой терапии во всем мире быстро увеличивается и сегодня только в США их уже несколько сотен.

Вслед за использованием при депрессии, появились научные данные об эффективности применения кетамина при повышенной тревожности, пост-травматическом стрессовом расстройстве (ПТСР), обсессивно-компульсивном расстройстве (ОКР), эмоциональном выгорании как разновидности хронического стресса,  при длительных болевых синдромах (часто имеющих психосоматическое происхождение), таких как мигрень, фибромиалгия, ревматоидный артрит и других, а также при бронхиальной астме, алкогольной и наркотической зависимостях и других патологиях.

Особенно важно, что в ходе лечения пациенты, способность которых к интеллектуальной деятельности и обучению при расстройствах психики и боли часто снижена, становятся более восприимчивыми к психотерапии. Возникает важный период, в течении которого можно эффективно работать с больным над достижением продолжительной ремиссии. Варьируя дозировку, можно достигать измененного состояния сознания с расширенным пространственно-временным восприятием, обладающим глубоким трансперсональным и трансформационным эффектом. Обнажаются и становятся доступными терапии глубинные внутренние конфликты, вытесненные психические травмы и неразрешенные проблемы, препятствующие гармоничной жизни индивида. Это приводит к пересмотру системы внутренних ценностей, устойчивым и позитивным психологическим изменениям.

Как пишут Роналд Гриффитс и Чарлз Гроб, ведущие исследователи университета им. Джона Хопкинся в США, “В считанные часы вещества, изменяющие сознание, могут вызывать глубокие психологические изменения, достижение которых на кушетке психотерапевта могут занять десятилетия”. Пациенты становятся более уверенными в себе, своих возможностях и своем будущем, менее тревожными и невротизированными, более уравновешенными, эмоционально открытыми и самодостаточными. У них снижается уровень внутренней напряженности, дискомфорта, эмоциональной изолированности, повышается самооценка, появляется тенденция к преодолению пассивной позиции, повышается творческая активность.

У человека изменяются понимание смысла жизни и взгляды на собственное «Я» и окружающий мир, жизнь и смерть, расширяется духовный горизонт, улучшаются взаимоотношения с другими людьми, начинается личностный рост и самопознание.

Именно этот аспект мы, как и многие ученые, считаем главным в механизмах действия кетамина. Сегодня в научном мире растет понимание того, что лечебный эффект кетамина, как и других психоактивных  препаратов, выходит за рамки стандартного фармакологического воздействия на механизмы мозга, присущего обычным антидепрессантам. Исследователи полагают, что психоактивные препараты воздействуют как “катализаторы”, “триггеры” или “неспецифические усилители” процессов в подсознании, а не просто как лекарства (Grof S., 1979; Metzner 1998). По мнению Эли Кольпа, директора института кетамина в США, “состояние диссоциации [измененное состояние сознания, вызванное кетамином] не является нежелательным побочным эффектом, но фактически является психологической причиной длительных ремиссий” при лечении депрессии (Kolp E. et al., 2014), а исследовательская группа Карлоса Зарате, ведущего эксперта в области кетаминовой терапии американского национального института психического здоровья, прямо показала, что чем более глубокое диссоциативное состояние возникает у пациента во время сеансов, тем лучший  антидепрессивный эффект лечения достигается (Luckenbaugh et al., 2014).

Исследования лечебного применения этих свойств кетамина начались за рубежом в 50х годах прошлого века и привели к созданию кетаминовой психотерапии (ketamine-assisted psychotherapy) в вариантах психолитической (с малыми дозами препарата) и психоделической (с высокими дозами).  Современные исследования демонстрируют безопасность, отсутствие привыкания и и  высокую эффективность клинически контролируемого  применения кетамина и других психоактивных  препаратов в лечении многих нарушений психики и в изменении тех негативных личностных характеристик пациентов, которые и создают условия для появления психических расстройств, таких как депрессия, тревога и т.д. (см. обзор Nutt D. et al, 2020). 

Поэтому упрощенное применения кетамина, назначение его без психотерапии в качестве обычного психотропного препарата, как это практикуется в некоторых центрах за рубежом, приводит к утрате основного потенциала кетаминовой терапии, а ее эффект менее продолжителен. Нам понятны причины такого упрощения – ведь очень немногие психиатры и психотерапевты обладают необходимыми знаниями и опытом в работе с измененными состояниями сознания, подобными тому, которое вызывает кетамин.

В этом аспекте, квалификация руководителя центра Экспио, кандидата медицинских наук Владислава Матреницкого, является одной из самых высоких в Украине, поскольку он многие годы изучает и применяет в лечебной практике измененные состояния сознания, в том числе возникающие в восточных психофизиологических практиках, и сертифицирован в качестве трансперсонального1 психотерапевта европейского регистра международной ассоциацией EUROTAS (Вена).

Перед сеансом вы пройдете тщательное собеседование с целью определить, показано ли вам лечение кетамином. Это включает обсуждение вашей медицинской и психологической истории, диагностику вашего психического состояния и заполнение ряда психологических тестов.

Сеанс кетаминовой терапии проходит в форме внутривенного капельного введения препарата на протяжении 40 – 60 минут, сопровождаемого психотерапией. В течение от 40 минут до полутора часов минут после введения кетамина вы будете находиться в измененном состоянии сознания.  Некоторые изменения сенсорного восприятия, речи и ориентации могут продолжаться до 5 часов. Задача врача-психотерапевта – контролировать ваше  телесное и физическое состояние и помогать разрешить психологические проблемы, лежащие в основе нарушений вашего здоровья.

В процессе терапии могут воссоздаваться и проявляться забытые, подавленные или вытесненные негативные эмоции, связанные с вашим травматическим опытом. Это может привести к сильным аффективным переживаниям, которые являются частью лечебного процесса и регулируются психотерапией. После сеанса проводится обсуждение ваших переживаний и инсайтов в процессе терапии и тестируется полнота восстановления вашего психического состояния.

Курс лечения, как правило, состоит из 4 – 6 капельниц с микродозами кетамина, вводимыми 1 – 2 раза в неделю, а при тяжелых депрессиях и болевых синдромах – ежедневно. Позитивный эффект кетаминовой терапии не ограничивается тем небольшим периодом времени, в котором человек находится под влиянием препарата. Эффекты препарата сохраняются обычно 3-5 недель после курса, иногда до 12 недель при низких дозировках кетамина и более продолжительное время при высоких, психоделических дозировках.

Наблюдения показывают, что лечебный процесс продолжается в последующие дни, недели и даже месяцы после завершения курса терапии. Иногда только через последующие, отсроченные процессы интеграции, в подсознании спонтанно формируется новые личностные характеристики и перспективы, иное осознание мира и себя, новые модели поведения.
 

У кетаминовой терапии практически нет побочных эффектов, поскольку препарат обладает ничтожной токсичностью. Чаще всего пациенты во время сеанса отмечают состояние умиротворения, исчезновение страха, душевный покой или подъем. Иногда возникают ощущения тепла, легкое опьянение или беспокойство, временные головные боли или сухость во рту, тошнота, небольшие нарушения зрения или координации движений,  колебания артериального давления, которые исчезают вскоре после прекращения капельницы. Из-за риска тошноты и рвоты рекомендуется воздержаться от еды и питья в течение как минимум в течении 4 часов, предшествующих сессии.  Мы внимательно наблюдаем за реакциями пациента и оказываем все необходимую психологическую и медицинскую поддержку в ходе сеанса и в последующие дни. Не разрешается управлять автомобилем и опасными механизмами на протяжении 24 часов после сеанса. Необходимо возвращаться домой с сопровождающим.

Мы не применяем кетаминовую терапию как изолированный метод лечения – только в сочетании с психотерапией, и развиваем свою методику – трансперсональную кетаминовую психотерапию. Наш подход к психотерапии и принципы интегративного лечения изложены на нашем основном веб-сайте.

 

Научные публикации о кетаминовой терапии:

Кетамин: новый взгляд на терапевтические возможности

Кетамин в терапии депрессий (обзор современных данных)

_______________

1Трансперсональная психотерапия — это направление в современной психотерапии, исследующее терапевтические возможности надличностных (сверхличностных) состояний сознания. Это течение основывается на представлении о возможности использования глубинного потенциала трансперсонального уровня психики для личностного роста и оздоровления за счет реализации неудовлетворенных и нереализованных «запретных» желаний человека, преодоления негативных последствий перинатального периода жизни, психотравмирующих событий, освобождения глубинных потенциалов.